Дэвид Бом и импликативный порядок


 Дэвид Джозеф БомДэвид Джозеф Бом —  известный  учёный-физик,  знаменитый своими работами по квантовой физике, философии и нейропсихологии.

Смерть Дэвида Бома 27 декабря 1992 года стала огромной потерей не только для научного мира, Дэвид Бом был одним из самых выдающихся физиков теоретиков своего поколения, он был бесстрашным противником научной ортодоксии.

Его интересы простирались далеко за пределы физики и затрагивали биологию, психологию, философию, религию, искусство, а также будущее общества.

 В основе его инновационного подхода ко многим вопросам была фундаментальная идея, о том, что за гранью видимого и материального мира, глубже, лежит импликативный порядок неделимого единства.

 Дэвид Джозеф Бом родился в Уилкс-Барре, штат Пенсильвания, в 1917 году. Он заинтересовался наукой в ранние годы; будучи еще мальчиком, он изобрел чайник, не проливающий мимо ни капли воды, его отец, преуспевающий бизнесмен, уговорил его заработать на этом денег. Но после того как он узнал, что ему необходимо провести исследование и выяснить будет ли этот товар востребован на рынке, его интерес к бизнесу сразу же увял, и вместо этого он решил стать физиком теоретиком.

 В 1930-х годах, он поступил в Колледж штата Пенсильвания, где глубоко заинтересовался квантовой физикой, физикой субатомного мира. После окончания колледжа он поступил в Калифорнийский Университет в Беркли. В то же самое время он работал в Радиационной Лаборатории им. Лоуренса, где после получения степени доктора в 1943 году, он начал свою поворотную работу в своей карьере над плазмой (плазма это газ, содержащий в себе повышенную концентрацию электронов и позитивных ионов).

 Бом удивился, обнаружив, что когда электроны находятся в плазме, они прекращают вести себя как индивиды, и начинают действовать как часть большей и взаимосвязанной целостности. Позже он отметил, что он у него часто возникало впечатление, что море электронов было в каком-то смысле живым.

 В 1947 году, Бом занял место ассистента профессора в Принстонском Университете, где он расширил свое исследование электронов в металлах. И снова на лицо были, казалось бы, случайные передвижения отдельных электронов, каким-то образом создавали высокоорганизованные общие результаты. Инновационная работа Бома в этой области, упрочила его репутацию как физика теоретика.

 В 1951 году, Бом написал классический учебник озаглавленный «Квантовая Теория», в которой он представил ясную оценку ортодоксии Копенгагенской Интерпретации квантовой физики.

 Копенгагенская Интерпретация была сформулирована Нильсом Бором и Вернером Хейзенбергом в 1920-х годах, и по-прежнему имеет сильное влияние сегодня. Но даже еще до публикации книги, Бома одолевали сомнения о постулатах, заложенных в основе общепринятого подхода.

 Он испытывал трудности в принятии того, что субатомные частицы не существовали в реальности, а принимали определенные свойства, только тогда, когда физики пытались проводить их наблюдение и измерение.

Ему также было трудно поверить в то, что квантовый мир характеризовался абсолютной непредсказуемостью и случаем, и что все вещи происходили безо всякой причины. Он начал подозревать, что могут быть более глубокие причины, скрывающиеся за видимостью случайной и сумасшедшей природы субатомного мира.

 Бом отправил копии своего учебника Нильсу Бору и Альберту Эйнштейну. Бор не ответил, а вот Эйнштейн позвонил ему и сказал ему, что хотел бы обсудить с ним его работу. В итоге это обернулось шестимесячной серией оживленных бесед, Эйнштейн с энтузиазмом рассказывал Бому, что он никогда видел квантовою теорию, представленную так ясно, и признался, что тоже не удовлетворен ортодоксальным подходом.

 Они оба восхищались способностью квантовой теории предсказывать события, однако они не могли принять мнение, что она закончена, и что представляется невозможным прийти к полному пониманию происходящего в квантовом царстве.

 Пока он писал «Квантовую Теорию», у него возник конфликт с Маккартизмом. Его вызвали, чтобы предстать перед Комитетом по Антиамериканской Деятельности с целью дачи показаний против своих коллег и товарищей. Будучи человеком принципа, он отказался.

 Результаты не заставили себя долго ждать, вскоре его контракт с Принстоном был аннулирован, и он был лишен возможности найти работу в США. Сначала он поехал в Бразилию, затем в Израиль, и наконец в 1957 году он приехал в Британию, где работал в Бристольском Университете и позже Профессором Теоретической Физики в Беркбек-Колледже, при Лондонском Университете, вплоть до своей отставки в 1987 году.

 Бома будут помнить превыше всего за две радикальные научные теории:

 • свободную интерпретацию квантовой физики;

 • теорию импликативного порядка и неделимого единства;

Так же стоит упомянуть и о других работах этого знаменитого ученого:

  • Манхэттенский проект,
  • Диффузия Бома,
  • Эффект Ааронова — Бома,
  • Приближение случайных фаз,
  • Голографическая модель мозга,
  • Бомовский диалог.

 В 1952 году, спустя год после дискуссий с Эйнштейном, Бом опубликовал два исследования, которые затем назовут свободной интерпретацией квантовой теории, и он продолжил развивать и совершенствовать свои идеи до конца своей жизни.

 «Свободная интерпретация, — говорил Бом, — открывает дверь в творческий процесс скрытых и более тонких уровней реальности». По его точке зрения, субатомные частицы, такие как электроны не простые, бесструктурные частицы, а весьма сложные и динамичные объекты.

 Он отклонял мнение о том, будто бы движение этих частиц, полностью неопределенно и изменчиво; наоборот они следуют по точной и определенной траектории, но это происходит не только за счет действия обычных физических сил, но и при участии едва уловимой силой, которую он называл квантовым потенциалом.

Квантовый потенциал руководит движением частиц, обеспечивая их «активной информацией» обо всей окружающей среде. В качестве примера, Дэвид Джозеф Бом приводит корабль, который ведется с помощью радаров; радарный сигнал несет в себе информацию обо всем, что окружает корабль, и дает ему направление движения, энергия которого производится более мощной, но бесцельной, силой его двигателей.

 Квантовый потенциал пронизывает собой весь космос и обеспечивает прямые соединения между квантовыми системами.

 В 1959 году, Бом и молодой студент-исследователь Якир Ахаронов, обнаружили важный пример, иллюстрирующий квантовую взаимосвязанность. Они установили, что в определенных условиях электроны способны «чувствовать» присутствие ближайшего к ним магнитного поля, даже если они путешествуют в тех регионах пространства, где сила поля равна нулю.

 Этот феномен известен сегодня как эффект Ахаронова-Бома, и когда было впервые объявлено об открытии, многие физики отреагировали скептически. Даже сегодня, несмотря на подтверждение эффекта в бесчисленных экспериментах, время от времени появляются публикации, утверждающие, что его не существует.

 В 1982 году, в Париже, исследовательской командой под руководством физика Алена Аспекта, был поставлен выдающийся эксперимент, с целью протестировать квантовую взаимосвязанность. В его основе был мысленный эксперимент (известный также как «парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена»), предложенный в 1935 году, Альбертом Эйнштейном, Борисом Подольским и Натаном Розеном.

Но еще больше в его основе было фундаментальной теоретической работы, проделанной Дэвидом Бомом и одним из его, приверженцев-энтузиастов физиком Джоном Беллом из ЦЕРНА, Европейской организации по ядерным исследованиям вблизи Женевы.

 Результаты эксперимента показали, что субатомные частицы, находясь, далеко друг от друга, способны обмениваться информацией путями, которые невозможно объяснить передачей сигналов идущих со скоростью света, или медленнее.

 Многие физики считают эти «нелокальные» соединения обладают молниеносной скоростью передачи данных. Альтернативная точка зрения гласит, что здесь вовлечены более тонкие, нефизические энергии, способные двигаться быстрее света, однако у этой точки зрения, мало сторонников, поскольку до сих пор, большинство физиков убеждено, что ничто не может передвигаться быстрее скорости света.

 Свободная интерпретация квантовой теории, с самого начала столкнулась с равнодушием и враждебностью со стороны других физиков, которые не одобряли могучие вызовы, которые, Бом бросал всеобщему консенсусу. Однако, в последние годы его теория стала набирать «респектабельность».

Представляется вполне возможным, что подход Бома будет развиваться в разных направлениях. Например, большое количество физиков, включая Жана-Пьера Вигиера и еще нескольких физиков из Института Анри Пуанкаре в Париже, описывают квантовый потенциал в терминах флуктуаций эфирного поля.

 В 1960-х, Бом начал внимательней присматриваться к идее о порядке. Однажды в одной телевизионной программе он увидел устройство, которое разожгло огонь его воображения. Оно состояло из двух стеклянных концентрических цилиндра, пространство между ними было заполнено глицерином, крайне вязкой жидкостью. Если добавить чернильную каплю в жидкость, и затем перевернуть внешний цилиндр, то капля вытянется в тонкую нить и в конце концов станет настолько тонкой, что исчезнет из виду; частицы чернил сворачиваются в глицерине.

 Но если цилиндр перевернуть в противоположном направлении, то нитеобразная форма появиться снова и обратно превратиться в каплю; весь процесс происходит вспять. Бом осознал, что когда чернила рассеиваются в глицерине, то они не находятся в состоянии «беспорядка», нет, однако они находятся в состоянии скрытого, невидимого порядка.

 По мнению Бома, все видимые объекты, частицы, структуры и события в окружающем нас мире, это относительно автономные, стабильные и временные «подединства», являющиеся проекциями более глубокого, импликативного порядка, неделимого единства.

 Бом приводит в качестве примера текущий поток:

 В потоке можно увидеть постоянно меняющийся узор водоворотов, ряби, волн, брызг и т.д., и с виду кажется, что у него нет независимости как таковой.

 Скорее всего, они абстрагируются от общего движения потока, появляясь и исчезая во всеобщем процессе течения. Подобное мимолетное существование, которое присуще этим абстрактным формам, подразумевает лишь относительную независимость или автономию, нежели абсолютно самостоятельное существование как абсолютных сущностей.

 Мы обязаны научиться видеть во всем «Неделимое Единство в Текущем Моменте». Другая метафора, которую использовал Бом, чтобы проиллюстрировать импликативный порядок – это голограмма. Чтобы создать голограмму, нужно расщепить лазерный свет на два луча, один из которых будет отражаться от фотографируемого объекта на пленку, где оба луча соединяются и создают интерференционную картинку.

 Для невооруженного глаза сложнейшие завитки интерференционного узора ни чего не значат, и выглядят как беспорядочная масса.

 Но подобно чернилам, растворенным в глицерине, узор обладает скрытым, свернутым порядком, и когда на пленку направляется лазерный луч, то возникает трехмерное изображение первоначального объекта, которое можно рассмотреть с любого угла. Отличительной чертой голограммы, является то, что можно разрезать пленку с изображением на множество маленьких частей, и каждая будет содержать в себе оригинальное изображение, однако, чес меньше будет кусочек, тем мутнее будет становиться картинка.

 Это происходит, поскольку форма и структура всего объекта закодирована по всей поверхности фотографической записи.

 Бом предположил, что вся вселенная представляет собой, своего рода гигантскую, текущую голограмму, или голодвижение, как он называл это, в котором всеобщий порядок содержится в каждой, отдельно взятой части пространства и времени.

 Скрытый порядок является проекцией более высоких уровней реальности, и видимое постоянство и твердость объектов и частиц, создается и поддерживается благодаря нескончаемому процессу свертывания и развертывания, в котором субатомные частицы постоянно растворяются и рекристаллизуются в импликативном порядке.

 В свободной интерпретации постулируется, что квантовый потенциал соотносится с импликативным порядком. Но Бом предполагал, что квантовый потенциал в свою очередь управляется и формируется супер квантовым потенциалом, представляющий собой второй импликативный порядок или супер импликативный порядок.

Более того он полагал, что может быть бесконечная череда серий, или иерархий, импликативных (или «порождающих») порядков, некоторые из них могут являться замкнутыми системами, а некоторые нет. Вышестоящие импликативные порядки создают нижестоящие, которые затем оказывают влияние на еще более низшие и так далее.

Дэвид Джозеф Бом верил, что жизнь и сознание лежат где-то глубоко в порождающем порядке и соответственно они представлены на разных уровнях материи, включая такие «неживые» субстанции как электроны и плазма. Он наводил на мысль о том, что в материи может быть своего рода«проторазум», отсюда следует, что новые эволюционные модели развития не появляются случайным образом, а творчески создаются и интегрируются из импликативных уровней реальности.

 Мистический смысл идей Бома подчеркиваются в его замечании, что импликативная сфера «может быть в равной степени названа идеализмом, духом, сознанием. Разделение на два – материи и духа – не более чем абстракция. Основа всегда одна и та же».

 Как и у всех подлинно великих мыслителей, философские идеи Дэвида Бома нашли свое отражение в его характере и стиле жизни. Его студенты и коллеги описывали его как абсолютно не эгоистичного и неконфликтного человека, всегда готового делиться своими последними идеями с другими, открытого свежим идеям, и всецело преданного страстному исследованию природы реальности. Или словами одного из его бывших студентов, «Его можно охарактеризовать лишь как светского святого».

 Бом считал всеобщую тенденцию индивидов, социальных групп, наций, рас и т.д., к дифференциации и разделению, главным источником всех конфликтов на планете. Он надеялся, что однажды люди осознают естественную взаимосвязанность всех вещей и объединятся с целью построить единый и гармоничный мир.

 Нельзя придумать лучшей дани памяти Дэвиду Бому, его жизни и работе, чем принять это послание как можно ближе к сердцу и сделать идею о вселенском братстве основным принципом нашей жизни.